С мамой не знакомь повалий

Ÿ۞ ♂&♀ разноМАМский № ♀&♂ ۞Ÿ

с мамой не знакомь повалий

Не плачь по мне, Украина Как Иона в чреве кита, как Ийон в брюхе курдля 1, так и ты в траке. . Мама пережевывала еду и скатывала из нее сочные шарики, . своими подругами, молодыми и не очень, клонами Таисии Повалий . Ну, Биембеля ты знаешь, перехватил мой взгляд Харин. Знакомься, моя. Я сердцем никогда не лгу, И потому на голос чванства Бестрепетно сказать могу, Что я Таисия Повалий – Снегом белым из За тобой ОК на свой счет в Одноклассниках! МОБИЛЬНЫЕ ИГРЫ Целуй и знакомься: esrepfarcprof.tk kiss МАМА. просмотров. 97 комментариев. K раз поделились. Знакомься прямо здесь. Место где девушки ждут хороших парней. Море красивых девушек. Каждый найдет себе вторую половинку, и мы поможем.

Что еще за Пурчеллер? Ты Пурчеллер, смеется Мейер. Альпинист-скалолаз, мой спутник, луна моей жизни Ты смотришься в зеркало заднего вида. Стрижка а-ля мальчик-паинька и шарфик, завязанный как байроновский галстук. Забудь об отстреленном ухе. Ты сейчас не Ван Гог.

с мамой не знакомь повалий

И уж тем более не Дурманов. Проводники называют этот маршрут Марангу, говорит Майер. Но мы не ищем легких путей. И вы съезжаете с трассы в районе Русской Лозовой 2. Немного вниз на Черкасскую Лозовую 3. Запутываете следы в районе сельского Крещатика и бульвара Тараса Шевченко 4. И наконец сквозь западную брешь, по Почтовой улице 5 На крутом подъеме грузовик как будто трансформируется в девятиметрового робота о двух ногах.

Правой, левой напрямик, через бодяк и осот, заросли маслины и терновника. Курдль зверь гигантских размеров с крепким панцирем, непробиваемым даже метеоритами. При охоте на курдлей охотник позволяет проглотить себя и устанавливает внутри животного бомбу с часовым механизмом. Вы устанавливаете американский флаг. С какой радости американский? О, ду либер Мейер, Мейер, Мейер Далеко еще?

Уже почти приехали Тпру! То есть хальт 7! Вылезай Штурмовой приют Хижина дяди Вовы. Что-то не похоже на приют. Ни хижин, ни спален, ни столовых. Руины захвачены белошеими воронами. Клк-клк-клк, они приближаются к тебе, как к партнеру, с опущенными головами.

Белощекие, говорит Мейер, хороший знак. Но ты гонишь ворон. Кырш-кырш 8 по-иордански дразнятся они, пока не доходят до одного динара. Это дыра, а не гора! Это бывший завод турбокомпрессоров. И где-то здесь, среди цехов и корпусов, спрятался пик Ухуру 9. Слышишь, как извергается вулкан телепередач? Ты не слышишь ничего, кроме вороньего карканья. Короче, ищи синий павильон. Мейер прикуривает у мемориальной доски на админкорпусе: Дядя Вова Ломакин 10 построил, Горбачев сломал.

Типичный постсоветский пейзаж, сплошная Припять: Наркоманские надписи на стенах, побитые фасеточные окна. Всё кажется зараженным, больным. Серая земля, серое небо, а между ними чахлые деревья, облепленные клубками омелы. Люди ушли отсюда лет двадцать назад, после конца света развала Союза. Сдали оборудование на металлолом, переквалифицировались в челноков. Одни отправились в Польшу за жратвой, другие за шмотками в Турцию. Вернулись уже в новую базарную страну под названием Барабашово Природа не терпит пустоты на этом месте появилась городская свалка.

И спрятали в обломках, в отходах целую гору Твоя Мекка за углом, говорит Мейер. Сталкерская тропа обрывается на полушаге. Гора, которая вещает разит цифрой, колется единицами, обнуляет. В этой стране любят определять лучших.

Певцов и поваров, политиков и проституток. Все грешники уже получили свои награды. Остались супертяжеловесы убийцы, маньяки Канал расчехлил тяжелую артиллерию. Вот вам насилие товсь-цельсь-пли! Ван Гог имеет одно ухо, он слышит: Самый перспективный район города. На базе пчеловодческой артели был образован Дергачевский завод турбокомпрессоров. И как бы большая гора запылает огнем, и как бы низвергнется в море, от чего вода сделается кровью.

Миллион гривен дожидается.

с мамой не знакомь повалий

Сто двадцать пять тысяч американских долларов по курсу Нацбанка. Пять раундов двадцать пять штук за. Нормальная такса, если не заставят платить налоги. Но ты тут не ради денег. Ты тут, потому что не там внизу, на Совнаркомовской Ты выбрал большее из двух зол, лишь бы увидеть её, украшенную, облаченную в порфиру и багряницу.

И ничего, что в её руках золотая чаша с нечистотами В жизни возможны две трагедии: Ты не замечаешь никаких суфлеров и статистов. Воспринимаешь всерьез свист или овации. Все настоящие менты, жлобы, бомжи. И твоя жена Она немного похожа на Монику и немного на Белуччи Она умеет красиво говорить. Но как она могла так измениться? Сияющая Мадонна верхом на месяце, в позолоте солнца и венце из двенадцати звезд Эвита 14 -Бонита Заслуженный учитель Украины растапливает лед Килиманджаро.

И ты семиголовый рогатый зверь, ты клянешься дать ей на блюде, чего она ни попросит. Сумо-зомби на Павловом поле Странной была его походка. Странно, что он вообще шел. Его звали Константин Мажара. И это была его ночь, его последняя ночь. Сумо-зомби на Павловом поле Ходячий мертвец Ниси 17 против киры 18 Хигаси 19, того, кто пришел с востока.

Через Лесопарк, улицу Деревянко и Саржин яр в гости к этому ёкодзуну 20, десу, десу Дзикан иппай 22 до победной кати Я знал, что многоэтажка нависает над местом силы чудодейственным источником. Здесь, на дне оврага, в купальне исцелялись многие. Особенно после того, как её освятил епископ Онуфрий.

Лечили простатит и непростатит, бесплодие и безбрачие. Но ранение в сердце, тем более на таком расстоянии от живительной воды Ниси попытался провести ёрикири 24, но я выскользнул и пальнул вдогонку. Складки на затылке чавкнули и проглотили пулю. Мажара наконец остановился, завел руку за голову и ощупал рану. А потом закричал, как муэдзин: Заткнув пробоины пальцами-сардельками, Мажара продолжал выкрикивать имена: В этой тоже были слишком тонкие стены картонные, бутафорские.

Конечно же, все слышали выстрелы и крики. Однако дом по-прежнему спал мертвым сном. Соседи лежали под одеялами, надеясь, что им почудилось. За смелость никто не наградит.

А утром вставать на работу Или все-таки вызвать милицию? Какой теперь номер сто два?. Но ведь затаскают как свидетеля Нет уж, пускай другие звонят Глазки закрывай, баю-бай! Мажара никак не укладывался. Толстокожий дикий кабан, щетинистый, неуклюжий. Он выписывал пьяные зигзаги, рисуя кровавую авангардистскую картину.

Цеплялся за мебель, рушил, переворачивал. Налетал на стены, отталкивался и дальше валял ванькувстаньку. Я пожалел, что не взял ружье. Раненый, бешеный, он вдруг ломанулся в контратаку. Сорвал со стены телевизор, занес над головой и хаккэёй! Я попал ему в рот. Мажара фыркнул, встряхнул головой и повалился. Хигаси-но кати Павлово поле исторический район Харькова, отделенный от центра города Саржиным яром.

Тилинь Тилинь Тилинь Хозяин не сможет ответить на ваш звонок. Мое сердце тоже тилинькнуло, когда я посмотрел в глазок. За дверью стояла Полина Леонтьевна. Если раньше от выстрелов закипал борщ эмоций, хотелось разрушать и творить для себя, для следственного отдела и отдела новостей то сейчас все потонуло в рутине. Праздники превратились в будни, поэзия стала прозой. Меня уже не завораживают кровавые картины убийства ни узоры, ни знаки, ни иероглифы.

Может, меня испортили деньги? Милиция знает, что я убийца, но не трогает. Пока есть Гусейнов, моя задница в полной безопасности сухо, комфортно и дышится легко. Гусейнов больше, чем участковый, и больше, чем капитан. Он не дожидался званий и должностей, он повысил себя. Поменял плащ-палатку на листы асбофанеры. Расширил свой участок, отобрал кормушки у соседей. Сходка участковых уполномоченных закончилась фатально для самых непримиримых капитан Окидокиенко и лейтенант Бегун получили огнестрельные ранения.

Битва экстрасенсов: Мария Швейде - поиск человека в багажнике

Начальнику райотдела это не понравилось, но Гусейнов вовремя женился на его дочке, бальзаковской невесте. Гусейнов вернул город в девяностые. Опять крыши, опять мокруха. Не хочешь платить мокни. Сначала устное предупреждение, затем желтые карточки. За грубую игру сразу красная, удаление с поля.

В таких случаях Гусейнов приподнимает шиферину, а я проливаюсь смертельным дождем на погоны, подгузники и пеньюары. Когда дело поставлено на конвейер, качество страдает. Я не ограничен ни временем, ни средствами. Можно даже не целиться, не прятаться, а подойти в открытую к жертве и забить рукояткой пистолета. Пускай кричит хоть лопнет. Любого, кто придет на помощь, оболью свинцом. И ничего страшного, если ошибусь, промажу. Закончу в следующий.

А ведь раньше все было. Стрелял точнее и быстрее. Зато потом я укладывал своих жертв шпалами и проносился по рельсам скорым поездом. Мне платили мало, даже не хватало на нормальное оружие, однако каждое убийство было песней арией дэт-метала. Когда их мало, когда на купюрах не Сковорода, а, скажем, Грушевский, просыпается сиротка-совесть, чахлое дитя в старушечьей косынке.

Наводит на меня свои телескопы, качает головкой, причитает. Сосет душу через трубочку.

с мамой не знакомь повалий

Чтобы ее унять, приходится придумывать оправдания. Находить в людях плохое. Это несложно, ведь плохое можно найти. Все смертные грехи, как грязь на подошвах и алчность, и желчность, и чреводеяние, и блудодеяние. Чего только стоит объявление несправедливой войны. И зачем было поднимать меч против нас? Другие ничем не лучше Мажары. Я их не убивал, но если бы пришлось, меня бы не мучила совесть. Моя совесть очень слаба, она болеет с самого детства. Долгое время она была в коме и вообще не беспокоила.

Я мог позволить себе многое. Убивать кого угодно и как угодно без оглядки на мораль. Одного я прирезал на Алексеевке посреди людной улицы, и меня никто не запомнил. В другой раз я ушел от облавы на Салтовке, пристрелив троих. Теперь мне стыдно смотреть на ментов, которые прибыли раньше на место преступления.

А им стыдно смотреть на. Мы проходим мимо, пряча взгляды. Лука и Псёл лучше В зеркале я вижу Дурманова. Это мужчина Что ещё можно сказать о Дурманове? В детстве он ел плохо, потому что выделялось мало слюны. Врачи говорили, что это от нервов.

Мама пережевывала еду и скатывала из нее сочные шарики, но Дурманов все равно не ел. У матери были разноцветные. Один каре-зеленый, другой тигровый. Такое чаще встречается у животных, чем у людей. Мать была решительной и бесстрашной.

Битва экстрасенсов: Мария Швейде - поиск человека в багажнике - видео на Вокруг.ТВ

Чего не скажешь о ее сыне, грозе щенят и цыплят. Неудивительно, что в шестом классе его побил пятиклассник Гусь. Когда синяки пожелтели, Дурманов получил кличку Поганов. И так до выпускного, до танца с Томкой Килькой и того самого поцелуя. Оказалось, что он не поганка, а шампиньон он может кому-то нравиться. Дурманов поступил в Зооветеринарную академию и выучился на менеджера.

В его группе были одни девушки Дурманов выбрал себе цыганку, которая не умела гадать, петь и танцевать. Когда Дурманов брился Вот черт снова порезался. Жену зовут Полиной Леонтьевной.

Давным-давно она преподавала ему русский язык и литературу. Она была самой красивой женщиной в школе. В неё влюблялись все ученики и все учителя. Увы, их любовь не была долговечной. Лишь Дурманову удалось сохранить свои чувства. Однажды осенью Дурманов нашел ее в чеховских местах. Её родной дом, зажатый, задавленный соседскими коттеджами, находился чуть ниже разрушенной усадьбы помещиков Линтваревых прямо на берегу реки Псел, где когда-то рыбачил Антон Павлович.

Работала Полина Леонтьевна рядом, во флигеле, превращенном в Дом-музей Чехова. Полина Леонтьевна стояла так близко, щекотала дыханием, пахла землей и листвой.

Не отступала, не отстранялась, когда Дурманов напирал. Она знала, что молодой белоухий Антон Павлович, нарисованный Николаем Павловичем, не смотрит отвернулся. А на улице сыпалась осень. Золото стекало с осин на ивы и дальше в воду. Дурманов помнил, как болели скулы. Но он не останавливался работал челюстями, множил вкладыши и ждал того дня, когда сможет жениться на русской литературе Мечта стыдливой любви, надежды милые черты С каждым классом всё четче и смелее.

И ничего, что учительница вышла за другого. Медленно разжевывал, постепенно смачивая слюной. Он знал, что после школы всё изменится. Помнил, как свалился взглядом за вырез платья, как узрел вершину её айсберга.

Что в пьесе описана усадьба Линтваревых? Улица Чехова вела вдоль берега к жилищу Полины Леонтьевны. Неприметный маленький дворик, увитый плющом и виноградом. На стене выцветший плакат летучие голландцы: Гуллит, Райкард, ван Бастен. Чемпионы Европы восемьдесят восьмого года.

Это случалось раньше, мужа-сопроматчика никогда не было дома Валера, ну сколько можно? Иду-иду В первый раз Дурманов притащился к ней с четырехтомником Набокова. Была такая же осень и такой же чай. И полная растерянность, хотя Дурманов вроде бы всё продумал.

Он снова чувствовал себя школьником, двоечником. Подавленный, приглушенный голос, словно из-под подушки. Неуместные, запоздалые реплики, все слова против шерсти. И вдруг странный звонок от брата-кагэбиста, повышенные тона, слезы. Атака Турати, защита Лужина. Даже не шахматы, а чапаевцы.

Настоящим мужчинам ума не. Что было, то прошло. Мне хорошо здесь, даже не уговаривай. Двадцать восемь градусов, как в Раю, можно забыть об одежде. Я оставляю его в зеркале и иду на кухню. Вчера ты поздно вернулся. Работа Работаешь на износ, Валера. Полина Леонтьевна подозревает, что на самом деле я не риелтор. Я плачу за аренду помещения и за лицензию эксперта, и плачу немало.

А рынок благополучно стоит, как всегда, ничего не покупается и не прода- 12 13 ется. В мой офис на окраине города, между Лесопарком и Пятихатками, никто не заходит. Я позаботился, чтобы рядом не было транспортных остановок.

И что ему надо? Конечно, я знаю, что нужно Гусейнову. Мне тоже нужно задать ему кое-какие вопросы. Я прокалываю вилкой глазунью и макаю хлеб, а Полина Леонтьевна нежно смотрит на. Я протягиваю руку и мажу желтком её большую белую грудь. Люблю, когда она так смеется. Интересно, будет ли она смеяться, когда услышит о Мажаре.

Выехал на место, сказал из-за монитора участковый Какулин. Какулин изучал страницы потенциальных преступников в соцсетях. Он ещё не заслужил автомобиль, поэтому обходил свой участок виртуально. Ну и вопросы у тебя, Валера. Пришлось ехать к Гусейнову домой. У Гусейнова было много квартир, жен и детей, но я знал, что он живет один, далеко за городом, в доме, напичканном самой крутой техникой. Уже через час я был в деревне. Куры не гуси, за них не наказывают.

На всякий случай я дал задний ход. В конце тупика сидела бабулька. Она поднялась и замахала костылями. Я вылез из машины, чтобы успокоить её. И тут раздался выстрел. Пуля просвистела совсем рядом шустрая, горячая застряла где-то в заборе. Вторая пробила стекло открытой двери. Следующая все-таки попала в цель оглушила, обожгла ухо. В ответ одноухий Ван Гог уложил Гогена выстрелом в грудь. У этого Гогена был отличный костюм. Я не сомневался, что в его кармане удостоверение сотрудника спецслужбы.

Зажимая рану рукой, я поднялся с земли и посмотрел на бабульку. Ей повезло меньше, чем. Она разбросала костыли и руки у своей калитки, никому не нужная, кроме квочки с цыплятами. Я перелез через забор в заброшенный двор.

  • Текст песни(слова) Таисия Повалий - Не спугните жениха
  • muzmo.ru я люблю тебя, родная
  • Сергей Лысенко Киллер и Килиманджаро

Вскарабкался на сухую навозную кучу, чтобы видеть дорогу. Напарник показался через секунду. В таком же черном костюме. Крался, выставив пистолет СПС. Я специально выстрелил в ухо. Я вернулся к машине за аптечкой, перебинтовался и выпил пару таблеток солпадеина. Как только немного полегчало, я занялся агентами. Оттащил в сторону, вывернул карманы.

Тархан Таримов и примкнувший к ним Шепилов. И что они делают на Украине? Ещё один вопрос к Гусейнову. Я проник в его дом со двора, через окно на втором этаже. Внутри все было перевернуто вверх дном. Я бесшумно прошелся по комнатам и спустился. Под ногами коварно чавкнул тюбик геля-лубриканта. Гусейнов, тихо позвал. Он сидел на кухне, привязанный к стулу. Голова закинута назад, на лице кровавая тряпка.

Сквозь неё лили воду. Кристально чистую воду из артезианской скважины. У капитана Гусейнова была самая лучшая вода. Вас обслуживает участковый Гусейнов был кремнем. Он высекал огонь из всего, что стояло у него на пути. Плечи у него были узкими, покатыми, но он все равно умудрялся задевать людей, чиркаться, искрить. Его фото висело на почте.

Вас обслуживает участковый Спасибо, не. Свиное рыло, розовое, щетинистое. Смотрит как на дерьмо. Долгое время я смотрел на него так. Как и все участковые, он гонял бомжей, трусил бабушек с пирожками, собирал дань с продавцов цветов и пиратских дивиди.

Кто бы мог подумать, что Гусейнов способен на большее? Что он станет моим работодателем. Что ему будут отстегивать дельцы и барыги, а я устранять тех, кто не отстегивает. Что нас будет бояться весь район и начальник райотдела. Гусейнов заставил меня играть по своим правилам. А это непросто, ведь я не лох какойнибудь. Плюю пули как семечки. Привычен как к огню, так и к мокроте. И умею заметать следы.

Заказ приплыл из города Чугуева. Я должен был шлепнуть Гусейнова. Но впервые в жизни я обратил оружие против своих заказчиков. Неделей ранее участковый задержал велосипедиста. Лосины и лосиные рога под шлемом, а в рюкзаке килограмм марихуаны. Это не мое Где взял? Нашел Гусейнов хотел отобрать траву и дать пареньку под зад, но тот уперся рогом.

Участковый остался ни с. Но худшее было впереди. В отделении переусердствовали и отбили наркокурьеру органы внутренних дел. Все бы ничего, не будь отцом убитого чугуевский авторитет Кошель. Он прилетел на личном вертолете и забрал тело сына из морга. Опера были обречены, но начальник райотдела до последнего пытался спасти зятя. Увы, Кошель был глух. Воин Селифонтов, железный человек, подполковник в отставке, компаньон Кошеля. В одной руке флешка с данными, в другой сумка с наличными, мой аванс.

Я пощелкал фотографии на компьютере. Оперуполномоченные по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, борзые, непуганые. И старый знакомый участковый Гусейнов.

Улыбка привалена щетинистой глыбой щеки. Мешки под глазами клонят голову к земле. Всё понятно я вытащил флешку, расколол ножкой стула и расплавил зажигалкой чип памяти. Воин облегченно крякнул и расстегнул передо мной сумку. Я был единственным, кто не боялся стрелять в мусоров. Где бы он нашел других исполнителей? Старшего лейтенанта Кинаха я расстрелял в подъезде, а капитана Марченко в автомобильной пробке.

Самая легкая цель, к тому же под боком. Никуда не денется до завтра. На следующий день он сам позвонил. Забил стрелку в кафе. Мне было так смешно, что я не мог ему отказать. Еще помню, как на следующий день после победы я проснулся в шесть утра, одел рубашку и тапочки, прошел примерно с километр по улице Главной, купил клубнику, другие фрукты, цветы и принес их Таи до завтрака.

Мы оказались перед выбором: Если на фестивале "Червона рута" за Гран-при вручали, условно говоря, двухкассетный магнитофон "Айва" или телевизор "Хитачи", то у Николая Петровича Мозгового, надо отдать ему должное, победитель получал пять тысяч долларов. Тогда, в й году, нам очень нужны были деньги, и мы знали, за что будем бороться.

Точно такая же сумма - пять тысяч долларов - причиталась за победу на "Славянском базаре". Вообще, благодаря конкурсу Иваcюка и Тае я впервые попал в Черновцы. Для меня там все было безумно интересно и дико Имею в виду конкурсную мясорубку, жестокие сплетни, когда конкурирующие команды друг на друга всякие глупости наговаривали. И вообще, где я? Я не говорю, что другие артисты плохие, но она была гораздо выше и ярче, настолько выделялась на общем фоне, что жюри во главе с Мозговым присудило ей Гран-при.

Теперь у нас дома стоит бронзовая статуэтка Владимира Ивасюка В то время были еще долларовые магазины, валютки - туда и отправились. Так мы начали одевать Таю, лепить ее образ. Чуть раньше, специально для конкурса Ивасюка, мы пошили ей - в долг!